• 003.jpg
  • 045.jpg
  • 033.jpg
  • 012.jpg
  • 016.jpg
  • 013.jpg
  • 035.jpg
  • 036.jpg
  • 008.jpg
  • 004.jpg
  • 001.jpg
  • 037.JPG
  • 015.jpg
  • 027.jpg
  • 007.jpg
  • 044.jpg
  • 002.jpg
  • 032.jpg
  • 017.jpg
  • 038.jpg
  • 020.jpg
  • 019.jpg
  • 018.jpg
  • 009.jpg
  • 040.jpg
  • 028.jpg
  • 005.jpg
  • 029.jpg
  • 014.jpg
  • 034.jpg
  • 041.jpg
  • 042.jpg
  • 006.jpg
  • 043.jpg
  • 010.jpg
Логотип

 DSC5227 2

 

 

Тихое счастье – родиться поэтом

А задумывались ли вы когда-нибудь: насколько все мы друг на друга похожи? 

Жители мегаполисов, провинциальных городов, небольших станиц, затерявшихся среди донских садов…

Мы отличаемся только образом жизни, может быть ее уровнем, образованием, кругом общения – но есть что-то такое, что объединяет нас, заставляет мыслить в едином русле – и в нем, в этом полноводном потоке каждому находить что-то своё… 

Это чувство нашей причастности к Родине, к месту, в котором протекает наша жизнь, маленькому краешку земли, который мы своим трудом и заботами делаем ярче, лучше и роднее.

Это и отношение к любимым, радость встречи, и счастье рождения, то, что составляет соль жизни человека – и всё это может быть отражено в поэзии. 

В стихах есть магия, есть некое волшебство, которое, пусть на миг, словно выдёргивает нас из обыденной действительности, и переносит в другие миры, дальние, но такие понятные, такие живые…

Соприкасаясь кольцами спирали

С одной из многих, но другой судьбой – 

Лишь на мгновенье что-то разгадаем.

Но привкус тайны унесём с собой.

Это строчки из стихотворения «Дежавю» волгодонского автора Натальи Скриповой. Стихи её напевны и просты, проникнуты тонкой лиричностью, отличаются образностью и особым, трепетным отношением к природе.

Вечер писан синей акварелью.

В полутьме коралловых осин

Преклонил усталые колени

Царственный октябрь-исполин.

На дорожки-тропки он набросил

Листьев златотканые ковры:

«Посиди со мною, мама-осень,

До чернильных сумерек поры».

Наталья пишет стихи с детства. Сначала это были зарисовки из школьной жизни, рифмованные дневники, позднее в стихотворных строчках нашли отражение мысли, чувства и переживания автора. Родилась Наталья Скрипова в далёком от ковыльных степей городе средней полосы России – Нижнем Новгороде. В возрасте пяти лет приехала вместе с родителями в Волгодонск – молодой, развивающийся город. На донской земле появились на свет ее сыновья. Может поэтому любовь к родным краям нашла отражение в таких её строчках:

Две родины, два дома, два крыла…

Один мой край – озёрный и лесистый,

С Окою полноводной, Волгой чистой

И домиком на краешке села.

Другой мой край: он жаркий, он степной,

Обласкан вдоволь солнцем и ветрами…

Один – всегда стоит перед глазами,

К другому – я всегда стремлюсь душой.

Образование Наташа получила в Волгодонске: окончила художественное отделение профессионального лицея №71 по специальности «Декоративно-прикладное искусство и народные промыслы», а в 2013 году закончила ДГТУ.

 Отголосками родных ее сердцу городецких и хохломских мотивов в стихах её «вечер писан синей акварелью», «подорожник влажные ладошки к розовому солнцу протянул», «золотится забор янтарём» – лирика яркая, образная, словно навеянная волшебными бабушкиными сказками:

 

А у цветов вишнёвый запах…

От окон тянет холодком.

Ступает ночь на мягких лапах

Неспешно, будто босиком.

 

И какой же лирик может обойтись без стихов о любви, «без того, пронзительного чувства»?! В любовной лирике Натальи Скриповой нет фальши, надуманности:

 

Мороз крепчает, заползает в души.

Стремлюсь к тебе я, словно к огоньку.

Хочу прижаться мягко-тёплым плюшем,

И объяснить – что вымолвить смогу.

 

Наталья Скрипова выпустила два поэтических сборника – в 2006 году вышла книга «Девочка с Октябрьского шоссе». В ней отражены и события трагического для волгодонцев 1999 года – когда в 6 утра 16 сентября жизнь раскололась на две части – до и после страшного взрыва, прогремевшего в дремлющем городке.

 

Нам пришлось и тяжелей, и горестней –

Взорванного утра не забыть!

 

Вторая книга лирики «Осень в окне» вышла в свет в 2008 году. Издана она на стипендию Российского союза профессиональных литераторов, которую Наталья Скрипова получила как молодой автор. С тех пор были публикации в различных литературных изданиях Волгодонска и области, таких как «Светослово», «Волгодон продолжается», «Донские волны», «Калейдоскоп», «Лира» (Южно-Уральск) и других.

Два года Наталья принимает участие в литературных и бардовских конкурсах и фестивалях. За это время в её копилку добавлены достижения: лауреат фестиваля «Серебряная купель» г. Азов 2014 г., специальный приз «Серебряная купель» 2015 г., диплом за высокое творческое мастерство международного литературного фестиваля «Славянская лира 2014» г. Полоцк, Беларусь, 3 место в конкурсе РСПЛ г. Самара «Верен, Отчизна, тебе!» 2015 г., 2 место в г. Шахты литературного конкурса «Ты говори со мной» 2015 г., 1 место в номинации «Поэзия души» межрегионального фестиваля бардовской песни «Струны души» ст. Романовская, 2015 г., 2 место на фестивале «Энергия Дона» г. Волгодонск 2015 г., награждена почетной грамотой областного литературного конкурса, проводимого Ростовским отделением Союза писателей России «За лиризм образа в изображении военной темы».

Уже второй год Наталья Скрипова – участник литературной студии «Практическая поэзия» при Ростовском отделении Союза писателей России.

И я верю, что она еще порадует нас своим творчеством и выпустит новый поэтический сборник.

 

Стихи Натальи Скриповой.

Памяти погибших родителей и брата моей бабушки, Скоробогатовой (Полетаевой) Капитолины Петровны в  1942 году при обстреле автозавода города Горький посвящается.

 

Капочка, крапушечка моя!

 

Ранней синью, по гудку завода

Зарожденье будущего дня –

Потому ты встала до восхода,

Капочка, крапушечка моя.

Голодно. Но лето у порога.

Репа есть, пусть мало, но своя.

Вот нарвешь крапивы - будет много,

Щей зеленых, целая бадья.

На заре спешит Капитолина,

Чтоб поспеть к заводу до звонка.

Кутается в кофту торопливо.

Май красив, но холоден пока.

Всем заводом по две, по три смены

Мирные заложники войны

Танки собирали для Победы,

Танки собирали для Страны.

Распрямились у ромашек ножки,

Пчел над лугом слышен сонный гул.

Подорожник влажные ладошки

К розовому солнцу протянул…

Но не властна против войн природа.

Миг. И мир от звона задрожал.

Заунывный вопль с небосвода

Столько жизней сразу оборвал.

И бессилен крик.  Дохнул на спину

Пот холодный. Судорога. Стон.

Капочка, твой дом лежит в руинах,

Сброшенным фугасом разметен!

Мама, папа, Павлик.…  Как же? Что же?

Оседает пыль. Сады в пыли.

Отпечаталось на серой коже

Крошево бетона и земли.

И в глазах навек застыло горе.

Заметались стаи воронья.

Только ветер песне мамы вторит:

Капочка, крапушечка моя…

 

Слышишь, детство!

 

И когда потеряет значенье

Полновесие прожитых лет,

Суетливое жизни теченье,

И карьерных свершений след,

Бросить всё. Даже прошлых свиданий

Скороштопанные лоскутки.

Между тем и этим, недавним,

Лишь исписанные листки.

Пробуждение манит заботами,

Иль не манит уже ничем.

Бросить всё. Запечатать сотами.

Укатить на недельку, на день,

В край, где яблони стонут под спудом,

Где на коврике вышит олень,

В огороде, где тихим утром

Над малиной летает шмель,

В палисаднике спелая вишня,

И качели, что дед мастерил,

И со скатерти мелом не вывести

Ученических синих чернил…

Где-то там от кленового сока

Золотится  забор янтарём…

Слышишь, детство, мне одиноко,

В неуёмном взросленье своём!

 

Мама-осень

 

 Вечер писан синей акварелью.

В полутьме коралловых осин

Преклонил усталые колени

Царственный октябрь-исполин.

На дорожки-тропки он набросил

Листьев златотканые ковры.

- Посиди со мною, мама-осень,

До чернильных сумерек поры.

Погрусти у старого причала,

Медленно листом в воде кружа.

Осень – нашей зрелости начало.

Осень – материнская душа.

Пусть в твоей вечерней доброй сказке

Улетели краски летних дней.

Только знаю: нет тебя прекрасней,

Нет тебя печальней и родней.

Облачаясь в ситцевое платье

Слюдяных пронзительных небес

Затмеваешь роскошью и статью

Мартовских надушенных принцесс.

А октябрь мучает желаньем

Опереться на твое плечо.

Не тянись за снежным одеяньем,

Посидеть с тобой позволь ещё!

 

Ливень почти умолк

 

Ливень почти умолк.

Окна посеребрило.

И фонаря желток

В лужи глядит уныло.

Мокнут кусты-ежи,

Мокнут скамейки в сквере.

И пробуждает жизнь

Капель хрустальный терем.

Вкрадчивый перестук

Полуреальных капель.

Можно напиться вдруг,

Можно любить и плакать.

И настояв компот

В синей любимой кружке

Весь  разгадать кроссворд,

Лучшей звонить подружке.

Мир воскрешает дождь.

Дождь очищает души.

Можно проспать всю ночь.

Можно тихонько слушать.

 

Походное

 

Надев на плечи одеяло,

Я села с краю от стола.

Луна прерывисто бежала

От тучи темного крыла.

Искрился Дон, и дымкой зыбкой

Дорожка лунная цвела.

От лиц, украшенных улыбкой,

В ночи прибавилось тепла.

Трещали ветки, лес громадой

Казался в сумеречной мгле.

Для счастья многого не надо

На зачарованной земле.

Лишь хочется ковшом походным

Луны из речки зачерпнуть,

И всласть напиться небом звездным,

В обратный собираясь путь.

 

Март

 

Тихим шелком струится закат средь вечерних аллей.

Лиловеют дворы,  разлилась невесомо истома.

Что ж ты медлишь, скорей! Выходи же, родная, из дома,

Зажигать перелетные звезды в листве тополей!

Разве звезды тебе не шептали о страсти моей?

Посмотри, небеса разгораются ярче и выше.

О тебе, обо мне перепели все песни на крыше

В этом марте коты среди спящих в тиши фонарей.

И, встречая зарю, под одним полосатым шарфом,

Мы, прогретые счастьем, подставив ладони рассвету,

Ухватили тихонько за хвост золотую комету,

И взлетели за ней, не гадая, что будет потом!

Переменчивый март, первый, трепетный вестник весны,

Мой насмешливый март, ты властитель ручьев и сосулек,

Всколыхнул заполошных таксистов и сонных бабулек,

И раскрасил весною их скучные серые сны.

 

Сумерки

 

А у цветов вишнёвый запах…

От окон тянет холодком.

Ступает ночь на мягких лапах

Неспешно, будто босиком.

Темнеют дальние деревья.

Фонарь чуть светит. Полутьма.

И, заштрихованные тенью,

Дремотно щурятся дома.

Осенний сумрак. Чёрный бархат.

Осколки света от машин…

Настала ночь в озябших парках.

А на окне – цветов кувшин.

И, зачарованный разливом

Чернильных крыльев тишины,

Туманный кот неторопливо

В мои  заглядывает сны.

 

Ночной рейс

 

Мне только ждать тебя осталось,

 Укутав зимнюю усталость

 В цветастый плед.

Гудит в трубе ночной затейник,

 Как будто серебра сотейник

 Просыпал дед.

 Метель и полночь всех сравняла.

 Укрыты улицы, вокзалы

 В пуховики.

 Одевшись снежной бахромою

 Стоят колонною немою

 Грузовики.

 И фар неяркое сиянье

 Отсчитывает расстоянье

 В седой ночи.

 А на снегу, как чья-то шалость,

 От промелькнувших фар остались

 Блестеть лучи.

 Запорошило утро ставни.

 Упав на высохшие плавни,

 Заря лежит.

 Шуршанье шин как отблеск утра

 В уставшем за ночь перламутре.

 Приехал! Жив!

 

Пошли мне, Господи, любви!

Сонет

 

Пошли мне, Господи, любви!

Возвышенной, слегка несмелой,

Чтоб в этой муке пустотелой

Душа шептала: «Воспари!».

Ты дни мои благослови.

Для счастья мало жизни целой.

Моей душе закостенелой

Ты радость сущего яви.

Но если страстью я больна,

В своей любви не вольна,

То пожалей меня, слепую.

Ведь Ты, небесный мой творец,

Успокоенье для сердец.

С Тобой приму судьбу любую.

 

image