• 038.jpg
  • 037.JPG
  • 036.jpg
  • 017.jpg
  • 045.jpg
  • 012.jpg
  • 008.jpg
  • 013.jpg
  • 044.jpg
  • 003.jpg
  • 014.jpg
  • 019.jpg
  • 006.jpg
  • 028.jpg
  • 040.jpg
  • 005.jpg
  • 043.jpg
  • 035.jpg
  • 034.jpg
  • 007.jpg
  • 016.jpg
  • 029.jpg
  • 001.jpg
  • 009.jpg
  • 018.jpg
  • 041.jpg
  • 002.jpg
  • 004.jpg
  • 010.jpg
  • 015.jpg
  • 033.jpg
  • 042.jpg
  • 032.jpg
  • 027.jpg
  • 020.jpg
Логотип

11111111     Масленица относится к «переходящим» праздникам. Празднуют ее перед Великим постом, который длится семь недель и заканчивается Пасхой. Праздник длится всю мясопустную неделю, когда уже не вкушают мяса, но в течение всей недели, не исключая среды и пятницы, употребляют в пищу рыбу, яйца, молочные продукты. В церковных книгах она называется Сырной неделей. 

Масленица как раз приходится на ту пору зимы, когда стоят оттепели, с крыш капает, день увеличивается, а мрак и холод отступает. В народном быту масленица слывет честною, а по разгульности и раздолью широкой, так как русский человек в эти дни предается широкому разгулу. От этого и произошли поговорки: «Не житье, а масленица», «Масленица без блинов, именины без пирогов не бывают», «Масленица идет, блин да мед несет», «Масленица объедуха, деньгам приберуха».

Масленица - это озорное и весёлое прощание с зимой и встреча весны, несущей оживление в природе и солнечное тепло. Люди испокон веков воспринимали весну, как начало новой жизни и почитали Солнце, дающее жизнь и силы всему живому. В честь солнца сначала пекли пресные лепёшки, а когда научились готовить заквасное тесто, стали печь блины.

Для казаков проводы зимы - относительно молодой праздник, они начали отмечать его лишь в XVIII веке, гораздо позже, чем пришли на Дон. В Масленицу у донских казаков на улицах проводились скачки, а дети стреляли из маленьких пушек. В казачьей масленице главное - не гулять и пировать, а соревноваться. Казаки любили показывать свою доблесть и удаль. На празднике всегда обязательно присутствовала джигитовка, непременно проходили состязания по владению оружием.

В 1892 году донской историк Василий Дмитриевич Сухоруков написал книгу «Общежитие Донских казаков в XVII и XVIII столетиях». В ней он описывает, как казаки праздновали Масленицу в столице донского казачества Новочеркасске. «Масленица у предков наших праздновалась великолепным образом: целую неделю от малого до старого весь город веселился. Кроме приятельских бесед мужчин и женщин, которые в эту неделю почти в каждом доме распевали псалмы и богатырские песни, главное отличие масленичного веселия составляли скачки и пальба. Приготовления к сему начинались почти целым месяцем ранее; во все это время молодежь не выходила из конюшен, не досыпала ночей. С наступлением первого дня масленицы, вооруженные наездники со всего города собирались к назначенному месту, на лучших скакунах с дорогими наборами, всякий с желанием блеснуть конем, сбруею, удальством.

На открытом месте стояла мишень – пучок камыша, перпендикулярно поставленный, а саженях в 200 от него назначался пункт, от которого надлежало скакать. Начиналась скачка: первый несется стрелою седой старец; бросив у самого пука поводья, прикладывается он коротким своим ружьем и пук зажжен. За ним летит юноша, который, на все скоку соскочив с лошади и держась одною рукою за гриву, схватывает другою из-за пояса пистолет, стреляет в пук и в миг – на лошади; другие по следам его перепрыгивают через огонь. Иной, притворяясь падающим с несущейся лошади, хватает с земли монету и, бросив ее вперед, ловит ее на лету. Таким образом, наездничествовали здесь донские воины, каждый день до вечера, переменяя по несколько пуков камыша в день и по несколько коней. Устав от скачки, старики подъезжали к возкам и из рук бабушек подкрепляли себя сабиралом (лучшим медом), а молодежь украдкой ловила взоры сидевших в вокзалах прелестных затворниц.

На открытом месте, в поле, устраивалась мишень в виде большого пучка камыша. Первый всадник на xoдy должен был выстрелом из ружья зажечь камыш. Следующий конник, соскочив на всем скаку с коня, делал выстрел из пистолета по мишени, держась за гриву коня. Другие всадники вслед за ним прыгали уже через пылающий камыш.  

В масленичные дни казаки устраивали и скачки на выявление самой быстрой и резвой лошади. Такие скачки обычно собирали от 50 до 100 лошадей. Особенно запомнилась очевидцам скачка 1805 г. при закладке города Новочеркасска, в которой участвовало около 500 лучших донских скакунов. Победитель получил коня со всей сбруей, второй призер — несколько аршин сукна и парчи, третий — сафьян, тебеньки и стремена.

В другом месте собирались охотники на скачку другого рода, в которой сильнейшая и резвая лошадь одержала победу. Трем лучшим ездокам полагались призы: первому – конь со всею сбруею или большая серебряная кружка; второму – несколько аршин алаго сукна и парча; третьему – тибеньки, стремена и сафьян. Дети заводили свои скачки по улицам. В городе же в каждом доме с ранней зари и до полуночи производилась беспрерывная пальба из ружей и пистолетов».

Масленица славится блинами, которые хозяйками пекут все неделю. На обильные застолья приглашают гостей. Блины с маслом, со сметаной, с маком и с медом, вареньем, с творогом, с икрой, с семгой, с мясом – не исчерпать всех возможностей праздничного стола. У каждой хозяйки был свой рецепт приготовления блинов, но блины обязательно должны быть тонкие и легкие.

Первым блином на масленице обычно поминали умерших, он был за упокой родительских душ. Этот блин оставляли на слуховом оконце и приговаривали: «Честные родители наши, вот для вашей души блинок!».

Понедельник был «днем встреч». Трудно сказать, что подразумевалось под этим термином - встреча Масленицы (если учесть, что в воскресенье ее провожали) или хождения семейных казаков по родственникам и друзьям. 

Утром казаки шли в церковь «на заутреню», а после отправлялись к родственникам, друзьям, поздравляли их с приходом масленицы, угощались.

Сами гости приносили с собой угощение и хозяева ставили на стол все, что было. Молодежь в это время ходила по улицам с песнями и прибаутками. Утром свекор со свекровью отправляли невестку на день к отцу и матери, вечером сами приходили к сватам в гости. Обговаривались время и место гуляний, определялся состав гостей. К этому дню достраивались горы, качели, балаганы. Начинали печь блины. Первый блин отдавался нищим на помин усопших. В этот день устраивали и раскатывали ледяные горки. В этот день родственники ходили друг к другу, чтобы договорится, как провести неделю.

Вторник – день, в который начинаются веселые игры, а за потеху и веселье по традиции угощают блинами. С утра молодые люди приглашались кататься с гор, поесть блинов. Звали родных и знакомых.

Для зазывания Масленицы произносили слова: «У нас горы снежные готовы и блины напечены - просим жаловать!». Особую поэзию санному катанию придавал давний народный обычай: поженившиеся зимой пары ездили по улицам «показать себя». В этот день происходили смотрины невест.

Во многих станицах на Масленицу собирались так называемые «гулебные компании», которые организовывались по принципу ранних казачьих военизированных сообществ. Главную роль в них, естественно, играли казаки-мужчины. Они собирались группами, выбирали атамана, вручали ему насеку – знак власти и шли к атаманскому правлению, чтобы получить у станичного атамана знамя. Выбирали также «праздничного есаула», которому вручали трость с привязанным к ней пучком сухих васильков. После этого начиналось «хождение со знаменем» – обходы дворов. Когда заходили к кому-нибудь в гости, знамя водружали рядом с домом, оставляя возле него часового, и отправлялись гулять с хозяином. Часто обходы продолжались до поздней ночи, в некоторых местах в них принимали участие и женщины.

Среда – «лакомки». Название этого дня говорит само за себя. В среду хозяйки поступают прямо по поговорке: «Что есть в печи — все на стол мечи!». На первом месте в ряду множественных угощений, конечно же, блины. В этот день зять приходил к тёще на блины. Кроме зятя теща приглашала и других гостей. В этот день накрывалось угощение во всех домах непременно блинами и прочими яствами. 

В большинстве станиц Дона и его притоков широкие масленичные гулянья начинались не ранее среды, однако уже со вторника «вся станица начинала ходуном ходить». Молодежные гулянья на улице становились все более «широкими»: информанты рассказывали «…катания на санных тройках, девки от каждой улицы набьются в одни сани, человек десять, сажают гармониста и давай с песнями куролесить по всей станице. Парни скачки устраивали за санями – девок ловить, кулачки устраивали улица на улицу». 

В это же время «пожилые казаки сбирались по куреням, нагатавливали закусок и питья разного, и пошли разговоры-воспоминания: кто, где служил, в каких баталиях участвовал, случаи разные рассказывали, привирали, конечно. Апосля затягивали старинные казачьи песни. Кто еще на ногах крепко стоял, пускались в пляс». Повсюду на масленицу появлялись театры и многочисленные торговые палатки, в которых продавались горячие сбитни, каленые орехи, медовые пряники. Здесь же, далеко не отходя от палаток прямо под открытым небом, можно было из кипящего самовара выпить горячего чаю.

Четверг - широкий разгул. С этого дня Масленица разворачивалась во всю ширь. Народ предавался всевозможным потехам, ледяным горам, балаганам, качелям, кулачным боям, шумным пирушкам. В четверг продолжались уличные молодежные гулянья и игры.

В пятницу зятья приглашали в гости своих тёщ, угощали их блинами. Зять обязан был с вечера лично пригласить тещу. В некоторых местах «тещины блины» происходили на лакомки, т. е. в среду на масленичной неделе, но могли приурочиваться к пятнице. Так что зятья тоже могли приглашаться на блины к теще. Но если в среду зятья гостили у своих тещ, то в пятницу зятья устраивали «тещины вечерки» приглашали на блины. Званая теща (существовал и такой обычай) обязана была прислать с вечера все необходимое для печения блинов: сковороду, половник и прочее, а тесть посылал мешок гречневой крупы и коровье масло. Неуважение зятя к этому событию считалось бесчестием и обидой, и было поводом к вечной вражде между ним и тещей.

С этого дня семейные, дети и старики перемещались на улицу. «Казаки надевали мундиры, награды обязательно. Казачки доставали из сундуков самые лучшие наряды. Каждая семья выносила на улицу что-нибудь на общий стол. Обычно в этот день станичный атаман верхом на коне объезжал улицы, как бы делал смотр – хорошо ли гуляют казаки, и на каждой улице ему с общего стола подносилось угощение: чарка водки с блином. Так что после осмотра его уже увозили на санях домой почивать». 

Целый ряд масленичных обычаев в этот день был направлен на ускорение свадеб и содействию молодежи в нахождении себе подходящей пары. 

Катания на лошадях были обязательной частью масленичных гуляний на Дону. В них участвовали все группы населения, но особое внимание уделялось катаниям молодых девушек, которым уже пришла пора выйти замуж. В оформлении праздничных поездов широко использовалась свадебная символика: дуги оплетались красными кушаками и лентами, к ним крепились колокольчики. Молодежь повсеместно каталась на Масленицу и с гор – на обшивнях, «на досках от кадушки и на говёниках».

 Любимым развлечением на Масленицу у мужских групп были кулачные бои. Разделение на возрастные группы было важнейшим принципом в организации кулачных боев. Выделялись следующие страты: дети 5-6 лет, подростки, казаки приготовительного разряда, служилые казаки (неженатые и семейные) и старики. В ходе кулачного боя четко разделялись функции членов каждой страты. Дети 5-6 лет и подростки выполняли функции «затравщиков». После того, как участники боя выстраивались в позиции «стенка – на стенку», вперед, в свободное пространство между линиями выходили мальчишки и для «затравки» выкрикивали в адрес противоположной партии «обидные слова». В ход шли станичные клички, а в боях обменивались прозвищами.

Следующими в схватку вступали подростки. Они набегали друг на друга верхом на палках, вооруженные прутьями с криками «ура». Своими действиями они имитировали «взрослый бой», но полноправными участниками обряда не признавались. 

После затравщиков на линию противостояния выходил «лидер-боец» – представитель взрослых казаков. Криком «Зачинать! Дай бойца!» он вызывал на индивидуальный бой бойца с противоположной стороны. После короткой схватки «лидеров» в бой включалась «стенка». При этом также соблюдалась очередность: сначала бились «малолетки» — казаки приготовительного разряда (юноши от 17-18 до 21 года, готовившиеся к службе, иногда уже принявшие присягу), вслед за малолетками в бой вступали служилые казаки. Казаки в отставке присоединялись к дерущимся по желанию: «выходили побаловаться, силой и удалью похвастать». Каждая партия выбирала из числа опытных бойцов своего «атамана», он расставлял бойцов в позиции и «следил, куда во время боя нужно помощь послать». 

Функции стариков заключались в судействе: они следили за соблюдением правил боя, в случае необходимости останавливали его, наказывали виновных, награждали победителей. Нередко, впрочем, особенно в «праздничные» бои, старики также подключались к схватке на заключительных ее этапах. Женщины и дети были неизменными зрителями. Причем за женщинами закреплялась обязанность «оттаскивать в сторону раненых». 

По сообщению корреспондента «Донских областных ведомостей» (1876 г.), иногда на Масленицу «молодые казаки, выпивши, ездят по станице в полном вооружении и стреляют в расставленные пучки соломы до тех пор, пока не пожгут их». В казачьем варианте обряд зажжения масленичных огней с воинскими элементами: символом грядущей весны становится пламя, зажженное выстрелом казачьего ружья. 

В 70-х годах XIX в. празднование Масленицы напоминало скорее военные маневры. Уже за 3-4 недели до праздника коннозаводчики приводили в станицу с зимников своих лошадей и начинали готовиться к скачкам. Скачки начинались с четверга масленичной недели и производились каждый день до ее окончания. В них принимало участие до полусотни казаков. 

Одновременно на станичной площади устраивались состязания в стрельбе, целью которых было, не просто попасть в цель, но и подпалить выстрелом деревянный щит. В этих состязаниях обычно принимали участие казаки призывного возраста и молодые семейные. Мальчишки подросткового возраста в это время, по выражению автора заметки, «летали на лошадях по всем улицам станицы»: «…ружейная пальба беспрерывно раздается то в том, то в другом месте улицы, с самого раннего утра и до позднего вечера; на крыльцах домов, торговых лавок и на площадях толпится огромнейшая масса народа». 

В пятницу зятья приглашали в гости своих тёщ, угощали их блинами. Зять обязан был с вечера лично пригласить тещу. В некоторых местах «тещины блины» происходили на лакомки, т. е. в среду на масленичной неделе, но могли приурочиваться к пятнице. Так что зятья тоже могли приглашаться на блины к теще. 

Но если в среду зятья гостили у своих тещ, то в пятницу зятья устраивали «тещины вечерки» приглашали на блины. Званая теща (существовал и такой обычай) обязана была прислать с вечера все необходимое для печения блинов: сковороду, половник и прочее, а тесть посылал мешок гречневой крупы и коровье масло. Неуважение зятя к этому событию считалось бесчестием и обидой, и было поводом к вечной вражде между ним и тещей.

 В субботу «… уже молодые казаки и казачки сбирались по куреням. И под угощение начинались пляски, песни пели все, какие знали… Часто гуляли до третьих кочетов (около 6 часов утра)». 

Суббота - золовкины посиделки. Молодые невестки приглашали в гости к себе золовок. Золовка - это сестра мужа. Новобрачная невестка должна была подарить золовке какой-нибудь подарок. В этот день так же ходят в гости ко всем родственникам, и угощаются блинами. 

Катания на лошадях и скачки устраивались и в «прощеное воскресенье»: «На лошадях в санях катали детей. Взрослые казаки скакали на лошадях в обгон и джигитовали». Конец масленичной недели – Прощеное воскресенье – был днем, когда члены одной семьи просили друг у друга прощения, причем начинали всегда с самых старых членов семьи. 

Знаком к окончанию веселья служил звон церковного колокола, зовущего к вечерней службе. После вечерней службы в церкви шли к родственникам, крестным родителям, знакомым: просили прощения за «вольные или невольные обиды», причиненные ими в течение года. В своей семье этот обряд совершался после вечерней трапезы, когда сыновья, дочери, снохи кланялись в ноги своим родителям, младшие просили прощения у старших, жена - у мужа. Молодежь поясно кланялась им в ноги и произносила формулу «прощения». Затем целовались. Казаки всегда очень серьезно относились к этой традиции, подчеркивая, что уважительное отношение к старости – особенность казачьей общинной жизни. 

Прощение просили не только в семье, но и у родственников, к которым ходили или ездили в гости, у соседей, у встречных на улице. Кланялись в ноги со словами: «Простите Христа ради!». Случалось, что в такой день мирились многолетние враги. 

Так заканчивалась веселая Масленица. Все кушанья, оставшиеся после масленицы, либо выбрасывали, либо скармливали скоту: на следующий день доедать их нельзя, потому что наступал Великий пост. 

К началу XX в. масленичная обрядность превратилась в простое веселье, в таком виде происходит и нынешнее возрождение этого праздника. Непременный атрибут современной Масленицы – блины, их пекут повсеместно в течение всей масленичной недели. Также широко бытует традиция «воскресного прощения».

 Материал предоставила 

Полякова А.Н.,

зав. культурно-образовательным отделом

Старочеркасского музея-заповедника