• 020.jpg
  • 034.jpg
  • 045.jpg
  • 002.jpg
  • 035.jpg
  • 033.jpg
  • 044.jpg
  • 004.jpg
  • 027.jpg
  • 016.jpg
  • 008.jpg
  • 012.jpg
  • 010.jpg
  • 037.JPG
  • 005.jpg
  • 001.jpg
  • 019.jpg
  • 018.jpg
  • 041.jpg
  • 009.jpg
  • 006.jpg
  • 007.jpg
  • 028.jpg
  • 003.jpg
  • 038.jpg
  • 014.jpg
  • 036.jpg
  • 017.jpg
  • 013.jpg
  • 032.jpg
  • 040.jpg
  • 042.jpg
  • 029.jpg
  • 015.jpg
  • 043.jpg
Логотип

Донские казаки по праву считали себя степными рыцарями. И называли себя на местном диалекте «лыцари». Как и у европейских народов защитным обмундированием от холодного оружия средневековья, долгое время на Дону оставалась кольчуга.

Она состояла из множества колец, отсюда и название - кольчуга. Иногда ее называли еще «металлическая рубаха».

Производство кольчуги было делом хлопотным и сложным. Этот промысел был тесно связан с источником сырья и выплавкой железа. Но изготовлять холодное оружие и защитное вооружение было самой почетной и уважаемой частью работы кузнеца. Почти в каждой донской станице были кузнечные мастерские. В мастерской вместе с мастером работали помощники и было установлено строгое распределение труда: один помогал ковать листовое железо, другой резал его на полоски, третий волочил и округлял проволоку. Помощники осваивали ремесло несколько лет и только потом становились подмастерьями.

Кузнецы полностью сосредотачивались на своем занятии и считались «нестроевыми» казаками, но в походах принимали постоянное участие, брали с собой инструменты, которые помогут в полевых условиях «на ходу» подковать лошадь, поправить металлическую упряжь.

В безвозвратное прошлое ушли имена тех, кто своими руками изготавливал удивительные изделия из металла. Эта профессия требовала немало физических сил, несмотря на это, в исторических источниках встречаем сведения, что кузнецы жили очень долго.

Единого стандарта в изготовлении кольчуг не было. Мастер работал аккуратно и точно, чтобы все изделие выглядело не только качественно, но и красиво. Кузнец, в мастерской изготавливая кольчугу, сначала делал заготовки из колец. Их рубили из проволоки, которую изготавливали тут же в кузнице. От тонкого листа металла отрезали полоску, затем обтачивали, обкатывали до круглого диаметра. Если полоска была толстой, тогда ее методом волочения преобразовывали в проволоку. Железная проволока протягивалась последовательно сквозь отверстия стальной волочильной доски до достижения нужного диаметра и затем наматывалась на круглый штырь, так что получалось подобие спирали или пружины, которую потом разрезали вдоль. Так можно было получить множество одинаковых по размеру деталей - колец. Полученную проволоку еще могли накручивать на гвоздь или на два, также образовывая спираль, рубили на части и крепили кольца друг к другу. На изготовление одной кольчуги среднего размера требовалось 500 – 600 метров проволоки.

Производство кольчуги не столько тяжелое, сколько еще и ювелирное занятие. С каждой новой, изготовленной кольчугой у кузнеца происходило накопление производственного опыта. Выполненное кольцо нужно было закрепить или заклепать в основном объеме. Кузнец должен был правильно рассчитать диаметр кольца. Если размер кольца пропускал палец, кольчуга была непригодна для защиты тела лучника в бою. Весомым требованием было то, что кольчуга не должна сковывать движения воина. Снять или надеть защитное обмундирование нужно было так быстро, как требовали обстоятельства.

Кольчуга ценилась подвижностью. Каждая секунда была на счету. Кольчугу не одевали на голое тело. Каждый знал, что будет ранен от простого удара по кольчуге холодным оружием. Кольца могли просто впиться в незащищенное тело. И поэтому под металлическую рубаху заранее надевали специальные ватники. Их чаще называли – тягеляй. Они смягчали удар по кольцевому металлу. И если случалось, что стрела проникала через кольца защитного вооружения, ватник все равно оставался своеобразной защитой и не позволял ранить тело лучника. Лучник в процессе ведения боя, мог легко на ходу, вытаскивать стрелу из ватника. Но если бой был слишком быстрым, напористым и не позволял этого сделать, тогда лучник мог напоминать своеобразного «ежика». Так много стрел торчало из его обмундирования.

Время, затраченное кузнецом на производство кольчуги, достигало иногда 1,5 года. Но такой вид защитного обмундирования был очень востребован, каждый хотел защитить свое тело от ран и увечий. Кольчугой дорожили, передавали по наследству, добывали как трофей. На первых порах своего зарождения, казак был не в состоянии себя снарядить. Случалось, что кольчугу снимали даже с погибшего в бою воина, и поэтому обмундирование чаще было полностью или частично трофейным. Снаряжение было весьма разнообразным, даже если это были воины одной социальной группы.

Еще со времени правления Ивана Грозного, дьякам Разрядного приказа, предписывалось тщательно следить за правильным качественным и количественным набором защитного вооружения русского воина. Если какая – либо деталь в обмундировании отсутствовала, дьяк это фиксировал, и тогда следовало понижение установленного жалования.

Кольчуга выплеталась из 15-20 тысяч колец. Была тяжелой и весила 12 килограммов и больше, в зависимости от длины рубахи. Технология изготовления кольчуги оставалась неизменной на протяжении многих столетий. Металлическая рубаха повторяла крой обычной верхней рубахи. Вместе с оружием обмундирование казака весило почти 30 кг. Всю тяжелую амуницию казаки везли на второй лошади, ее так и называли «вьючная». Сложенная кольчуга, грузилась в мешок и вместе с оружием крепилась на седле вьючной лошади. Перед началом боя, казак снаряжался, облачаясь в кольчугу, и крепил на своем теле холодное оружие. Огнестрельное оружие находилось на ремне за плечами. Управлять лошадью и одновременно стрелять было великим искусством донских казаков и требовало большой выносливости и физической силы. Не легче было и боевому коню, когда казак участвовал в сражении. Лошадям часто приходилось выдерживать, в такой амуниции, многочасовой изнурительный бой. Именно поэтому оружейники всегда пытались выискивать способы, чтобы облегчить вес обмундирования.

В фондах Старочеркасского музея сохранился документ о том, что в 1803 году казака уволили из армии по «причине одной лошади». В архивных и исторических документах мало сведений о том, где изготавливали и как использовали казаки кольчугу для боя. Вероятнее всего кольчуга была обычным, привычным видом защитного обмундирования и ее воспринимали как простую, но обязательную деталь военного доспеха. К примеру, царь Иван Грозный жаловал казаков за службу разными дарами, в том числе приказывал выдавать «и коней с доспехами». Применение кольчуги в защитном обмундировании для боя подтверждают множественные археологические находки на территории Войска Донского.

Исторические источники указывают на наличие кузниц в Старочеркасске, их было около 20. Работа кузнеца связана с огнем и в целях безопасности мастерские располагались за станицей, у водоема за Протокой. Это подтверждает и наличие сохранившегося названия улицы – Кузнецкая. Археологи Ростовской области ГУК «Донского наследия» при проведении археологических работ много раз находили кольчуги, как целые сохранившиеся, так и их небольшие фрагменты.

kolchuga

В фондах Старочеркасского музея находится несколько экземпляров кольчуг XVII-XVIII веков. Многие выполнены в виде недлинной рубахи. Спереди, на груди разрез для удобства одевания, рукава до локтя. Металлическое обмундирование из колец было удобно еще тем, что сгнившее или поврежденное в бою кольцо, можно было просто заменить целым. Кольчуга изнашивалась, повреждалась от удара стрелы, сабли. Металлические кольца распадались на части, и конструкция защиты грозила превратиться в отдельные клочья. И поэтому каждый воин, после завершения боя внимательно рассматривал свое обмундирование, и, если было необходимо, обращался к специалисту с просьбой подремонтировать, сейчас бы сказали, реставрировать его снаряжение. Реставрационные работы выполняли специалисты - кузнецы. Кольчуга защищала тело, а голову прикрывал шлем. Его выполняли по другой технологии. Шлемы ковались из плоских листов на наковальне. Вес шлема 2-3 кг. Вначале эти защитные головные уборы были высокие, вытянутые, с различными дополнительными накладными деталями и украшениями – неподвижными «наносниками и шишаками». В шлеме для лучшего просмотра предусматривались «окологлазные» вырезы. Шлем защищал голову от удара, а шею предохраняла сетка – бармица. Она также как и кольчуга выплеталась из множества металлических колец. Сетка крепилась к основному объему шлема. Были сетки, которые защищали одновременно и лицо. Тогда сетка имела круговую форму: спереди на уровне лица, а сзади опускалась на плечи. В сетке глазные вырезы не выполняли. Через кольца хорошо просматривалась боевая обстановка.

Шлем был хорошей защитой головы, но появилась сабля и воины стали замечать: простой удар сабли и шлем в мгновение ока скатывался с головы. Оружейники обратили внимание на это обстоятельство, и шлемы начинают понижать в высоте, одновременно осторожно убирая всяческие излишества. В бою не до красоты, любая лишняя деталь и можно лишиться жизни или в лучшем случае здоровья. Шлемы настолько понизили, что они превратились в плоскую металлическую тарелочку – «мисюрку». Но сетка – «бармица» по-прежнему оставалась защитой шеи. Шлемы будут востребованы почти весь ХVII век.

В ХVIII веке в театре военных действий прочно закрепляется огнестрельное оружие. Солдаты сражаются уже без тяжелых шлемов, их польза мизерная. Они практически исчезают из боевого применения, но шлем в ХХ веке сумеет возродиться в виде металлической каски. Многие оружейники продолжают называть металлические каски «стальными шлемами». Их функция прежняя - защита головы от огнестрельного снаряда. И требования к качеству изделия у специалистов совсем другие, но каска оставалась прочная и легкая.

Огнестрельное оружие с упорством вытеснило дорогие и теперь уже не такие надежные доспехи - кольчугу и шлем.

Материал предоставила Мазур Л.И. -
старший научный сотрудник 
культурно-образовательного отдела
Старочеркасского музея-заповедника