• 004.jpg
  • 042.jpg
  • 045.jpg
  • 002.jpg
  • 012.jpg
  • 009.jpg
  • 029.jpg
  • 017.jpg
  • 010.jpg
  • 043.jpg
  • 019.jpg
  • 037.JPG
  • 008.jpg
  • 034.jpg
  • 038.jpg
  • 027.jpg
  • 040.jpg
  • 036.jpg
  • 032.jpg
  • 003.jpg
  • 016.jpg
  • 028.jpg
  • 041.jpg
  • 015.jpg
  • 035.jpg
  • 044.jpg
  • 006.jpg
  • 033.jpg
  • 005.jpg
  • 020.jpg
  • 001.jpg
  • 018.jpg
  • 014.jpg
  • 013.jpg
  • 007.jpg
Логотип

слова А. Молчанова/Н. Девитте, муз. Н. Девитте 

(Уколовы Е., В. Душа без маски. - М.:  Международный фонд гуманитарных инициатив, 2004)

Этот романс имеет богатую, длинную и теперь уже, можно сказать, более или менее разгаданную историю. Подвергаясь разнообразной фольклоризации, романс дожил до наших дней. Популярным он был и в годы Великой Отечественной войны. Празднуя победу, наши солдаты пели ее так: «И для меня придет весна». Об этом впервые написал краевед из Петропавловска А. Н. Сендецкий. Он же указал на первую его публикацию в журнале «Библиотека для чтения», где под стихами стояла подпись: На корабле Селистрия. 1838 г. А. Молчанов. По предложению Сендецкого, он служил офицером флагманского корабля Черноморского флота, руководимого Павлом Степановичем Нахимовым – будущим легендарным героем Севастополя. Стихотворение появилось в весеннем номере журнала в 1839 году, накануне боевой экспедиции корабля «Селистрия» к берегам Кавказа, о чем говорится и в стихах, в состав песни, правда, не вошедших:

Не для меня придет весна!

Я поплыву к брегам Абхазским,

Сражусь с народом Закавказским…

Там пуля ждет давно меня!

В песню, возникшую в начале 1840-х годов, не вошли и три другие строфы стихотворения. Очень скоро стихи эти перекочевали на страницы офицерских дневников и солдатских тетрадей, в дворянские и мещанские альбомы. Песня на эти стихи звучала и в годы Крымской войны, и позднее. В 1877 году она была опубликована как старинная песня московских цыган. Это была песня знаменитого хора яровских цыган, которым в те годы руководил Федор Соколов. Опубликовал песню в своей обработке концертмейстер «Яра» Яков Пригожий. Сведения об авторах песни были к тому времени уже утеряны. Другого автора звали Николай Девитте. Простая мелодия, написанная им к этим стихам, оказалась на редкость жизнеспособной и дошла до наших дней, не потеряв ни одной ноты. В текст же песни, наряду с первой, предположительно молчановской строфой, вошли как раз те заключительные строфы, которые так не похожи на молчановские. Возможно, что и они были сочинены тем же Девитте, тесно сотрудничавшим с редактором «Библиотеки для чтения» О. Сенковским. Факты дописки и переделки авторских сочинений в практике самого популярного журнала той поры многочисленны и хорошо известны.

Причастность Девитте к тексту песни обличалась уже тем, что он был автором музыки, с которой она стала популярна. В его пользу говорят и строки из его стихотворений 20-х годов, в которых развивается тот же поэтический мотив, что у Молчанова – «Не для меня». Просеяв всю русскую прессу той поры, нам удалось разыскать в журнале «Новости литературы» строки:

Теперь душа моя увяла,

И меркнет неба слабый свет.

Не для меня весна цветет!

Мне осень ранняя настала. 

В рукописном сборнике 1826 года нам встретилась песня «Не для меня весною / В полях цветы цветут…», а в Московском альманахе (1828) стихи, начинающиеся строчкой: «Не для меня она цветет / Не для меня она сияет». В 1830 году они тоже стали романсом. В 1830-е гг. мотив этот встречается еще чаще и в альманахах, и в альбомах, и в сборниках забытых теперь поэтов. Не исключено, что именно из них он и пришел на перо А. Молчанова. Весьма характерно, что других стихов А. Молчанова ни до 1839 годов, ни после найти не удалось. Трудно поверить, что ему могла принадлежать, например, такая строфа подписанного его именем стихотворения:

Не для меня дни бытии

Текут алмазными ручьями

И дева с черными очам

Цветет, увы, не для меня! 

И все же была и у Молчанова находка – первая строка его стихотворения, которой он начнет и последнюю свою строфу: «Не для меня придет весна».

В этой формуле не просто содержится, по меньшей мере, половина песни, она еще и точно попадает в очень глубокую фольклорно-мифологическую традицию. С образом весны с древнейших пор связаны все надежды на обновление жизни к лучшему, на счастье в жизни, на урожай и богатство. В русском богословии Весна еще и символ Евангелия и духовного спасения.

Аналогичные мотивы «Не для меня» встречаем и в песнях о чужой стороне, и в песнях о тюрьме и ссылке, и в городских песня о покинутой для заработка деревне. Вся народная жизнь полна таких ситуаций, где остается сказать себе «не для меня», да к этому и привыкнуть.

Против воды, матушка

Суденышко не плывет,

Против ветра буйного

Белый парус не стоит!

С середины 19-го века русского народное сознание все более чутко прислушивается к индивидуальным жалобам, вдумывается и вживается в индивидуальную судьбу. Тогда-то и романсы начинают сближаться с народными песнями, а некоторые просто и уверенно входят в народный репертуар. К их числу, как показала история, принадлежит и романс «Не для меня придет весна».