• 032.jpg
  • 004.jpg
  • 034.jpg
  • 002.jpg
  • 036.jpg
  • 003.jpg
  • 008.jpg
  • 043.jpg
  • 007.jpg
  • 028.jpg
  • 042.jpg
  • 045.jpg
  • 010.jpg
  • 005.jpg
  • 035.jpg
  • 038.jpg
  • 009.jpg
  • 019.jpg
  • 012.jpg
  • 027.jpg
  • 017.jpg
  • 015.jpg
  • 018.jpg
  • 044.jpg
  • 020.jpg
  • 033.jpg
  • 014.jpg
  • 040.jpg
  • 001.jpg
  • 016.jpg
  • 037.JPG
  • 041.jpg
  • 006.jpg
  • 029.jpg
  • 013.jpg
Логотип

                             

Точно призрак умирающий,

На степи ковыль качается,

 Смотрит месяц догорающий,

Белой тучкой омрачается.

Константин Бальмонт.

Уникальна природа на земле Тихого Дона!

Живописные, бескрайние степи донские поражают своей величественной красотой и скромной растительностью. Но ни что не может сравниться с загадочностью и фантастической красотой ковыльных степей. Кто увидел ковыль в первый раз не сможет забыть о нем. Бархатный ковыль завораживает, манит своей тишиной и волшебной красотой.

1660816502 56 funart pro p kovilnaya step priroda krasivo foto 62

В сказках, былинах и старинных песнях называли ковыль шёлковой травой, настолько мягкими и нежными казались его колосья-метёлки с белыми шелковистыми волосками. Когда плод ковыля созревает, подхваченная порывом ветра ость - острый отросток - переносит его на новое место. Плод втыкается в землю, и ость затем ввинчивает его всё глубже и глубже, так как в сухую погоду она закручивается, а во влажную раскручивается. Несдобровать тому зверю, в шерсть которого попадут ковыльные плодики: они будут погружаться в тело животного, как в почву, нанося болезненные раны.

1

Работа фотохудожника И. Зенина

В казачьих поверьях степную ковыль-траву считают травой мертвых, растущей на костях наших предков-казаков. Поэтому казаки никогда не рвут ковыль и не вносят его в дом, ведь может случиться несчастье. Наши предки, веками жившие рядом с ковылем, никогда его не рвали ради простого интереса. Может быть из - за того, что с незапамятных времен в народе существовало поверье, кто сорвет ковыль и принесет его в жилище, того в скором времени постигнет несчастье. Это поверье сохранилось с тех времен, когда как только зацветал ковыль, и на нашу землю устремлялись иноземные конники. И стоял тогда плач и стон на многие версты. Так ковыль началом цветения предупреждал о надвигающемся несчастье. Это растение и помогало бороться с врагами. Во время цветения ковыля в степи было недостаточно корма для лошадей. Вместе со скудным кормом вражеские лошади поедали и часть ковыля. Острые зерна этого растения втыкались в языки лошадей. После чего развивалось заболевания, которое очень трудно лечилось. Лошади не могли уже полноценно питаться. В результате слабели и погибали. Так ковыль помогал от набегов врагов. В народе это растение называют «шелковой травой», травой-защитницей, травой горя, травой - печали.

Сорванный и спрятанный под одежду пучок ковыля имел магическое значение. Он означал, что духи степей приняли возвратившегося с чужбины под свое покровительство. И если он был рабом, то трава снимала с него скверну порабощения, а проклятое прошлое теряло свою гнетущую силу над ним. Ковыль — трава магического очищения.

5sptox1Wkow

Но благодаря своему виду ковыль – излюбленный герой песен и былин, придающий им оттенок грусти. В "ковыль-траву" падает с коня раненый Добрыня. "Что ковыль-трава во чистом поле шатается" , – едет старый Илья Муромец. Более 800 лет Ярославна в "Путивле-городе на забороле", то есть на крепостной стене, горевала о пропавшем муже, обращаясь к Ветру: "Чему, господине, мое веселие по ковылию развея?"

Любил ковыль и певец донских степей Михаил Александрович Шолохов. Вот что он писал о ковыле в своем легендарном романе «Тихий Дон»: «Вызрел ковыль. Степь на многие версты оделась колышущимся серебром. Ветер упруго принимал его, наплывая, шершавил, бугрил, гнал то к югу, то к западу сизо-опаловые волны. Там, где пробегала текучая воздушная струя, ковыль молитвенно клонился, и на седой хребтине долго лежала чернеющая тропа».

Ковыльная степь своей необычной красотой вдохновляет художников на написание картин, которые завораживают нас бескрайним полем серебристого ковыля. Поэты посвящают стихи, а старожилы донского края рассказывают легенды.

Вот что говорится о ковылях в одном из донских сказаний, в 1960 году, записанном известным собирателем казачьего фольклора, С.Н. Земцовым в станице Раздорской Волгоградской области со слов Алексея Ивановича Фролова (86 лет):

«Ты видел, как плачут и убиваются ласточки-касаточки, когда у них забирают птенцов? Вот так матери наши метались по степи, провожая в неведомый полон своих лад и чад. Подлетали к дороге, чтобы в последний раз припасть к груди своей кровиночки, но звери-нехристи били их камчой, растрепанных, обезумевших от горя и отчаяния.

Тогда они взбегали на курганы, махали оттуда руками, кричали последние напутственные слова, рвали в безысходности свои поседевшие волосы и голосили, голосили. Тяжело, беспросветно, в надрыв.

Потом, когда скрывались несчастные дети в дорожной пыли и сумеречном степном мареве, падали живыми снопами на курганную землю, бились в беспамятстве в судорожных рыданиях, рвали волосы, проклиная горькое свое материнство, мачеху-судьбину и призывая на головы врагов-погубителей небесные кары.

Ковыль... Это седые волосы матерей наших тугою взошли на горючих прощальных слезах. Оттого и мягок и волнист он. Не красив, а манит материнской нежностью своею. На вкус солоноват да горек.

Ни один зверь, ни одна животина, ни одна птица не осмелится употребить в пищу эту святую траву - ковыль; ни один человек не рвет его на букеты - какая же от того радость? Ведь это материнские, поседевшие волосы...».

3223 

Когда-то степи ковыльные тянулись на километры, бескрайними были. Насчитывалось 12 видов ковыля. Гибель растения началась еще в 1930 годы, когда на Дону начали интенсивно распахивать степи. Сегодня ковыль остался, по сути, лишь в заповедных зонах Ростовской области да в редких балках.

Официально исчезновение ковыля признано лишь в 2004 году, когда собирали Красную книгу региона. Потребовался не один год, чтобы культивировать некоторые виды ковыля в ростовском питомнике. Работа по возрождению ковыльных степей долгая и кропотливая.

Семена ковыля высадили в естественные условия его обитания, пока только в одном месте, в охранной зоне государственного природного заповедника "Ростовский" в долине реки Маныч Орловского района. Пусть это будет началом возрождения легендарных ковыльных степей нашего Тихого Дона. Если будет расти седой ковыль в наших донских степях, значит и степи на земле Тихого Дона будут процветать и напоминать нам о наших доблестных предках. Ничто не сравнится с красотой и загадочностью ковыльной донской степи.

Материал подготовила

научный сотрудник

ГБУК РО «Старочеркасский музей-заповедник» 

Визинская Л.В.