• 004.jpg
  • 043.jpg
  • 029.jpg
  • 034.jpg
  • 044.jpg
  • 017.jpg
  • 032.jpg
  • 041.jpg
  • 008.jpg
  • 001.jpg
  • 014.jpg
  • 040.jpg
  • 020.jpg
  • 045.jpg
  • 010.jpg
  • 035.jpg
  • 027.jpg
  • 005.jpg
  • 007.jpg
  • 006.jpg
  • 012.jpg
  • 013.jpg
  • 028.jpg
  • 042.jpg
  • 037.JPG
  • 002.jpg
  • 033.jpg
  • 018.jpg
  • 016.jpg
  • 038.jpg
  • 009.jpg
  • 019.jpg
  • 015.jpg
  • 003.jpg
  • 036.jpg
Логотип

Все в мире меняется, 

а человек в любых ситуациях 

должен оставаться Человеком.

Анна Васильевна Онищенко

Жизнь скоротечна, и мы каждый день торопимся прожить максимально плодотворно, ярко, стремимся узнать новое: прочесть книгу, спеть песню, посадить красивое растение, подарить свое тепло друзьям, познакомиться с человеком…

Встреча с Анной Васильевной Онищенко произошла в осенний день. Последние лучи солнца  все еще отдавали свой свет и тепло,  лаская каждый листочек («листушок», как приговаривает наша новая знакомая)  и деревцо в саду, куда нас сразу повела гостеприимная хозяйка.

Нет, не вычищенные грядки и строго вымеренные метры увидели мы. Груши, айва, калина (земля вокруг них пересыпана листьями, чтобы тепло было и перегной образовался)  – вот не полный перечень деревьев, о которых любовно заботится Анна Васильевна.

В ее саду виноград мирно соседствует с помидорами, малиной, свеклой.

А кто сказал, что под ореховыми великанами (кстати, посаженными шпалерами) не растет картофель?!

Зелень  - петрушка, лук, укроп - радует глаз даже в ноябре.

С увлечением рассказывает Анна Васильевна про каждое деревцо, растение.  

Особой гордостью у хозяйки считается аптечная грядка. А как же! Болеть нельзя! А если и случилась такая беда, зачем покупать поддельные лекарства в аптеке? Вот оно, все тут, своё  - зверобой, ромашка, календула.

А цветы? Их – море!

onischenko_01

Мы были в гостях у Анны Васильевны осенью, когда сад уже стряхнул с себя желтую одежку, но по-прежнему удивлял нас своей красотой.

А как же здесь чудесно весной!

 

Анна Васильевна родилась 6 апреля 1937 года в станице Кореновская Краснодарского края.

Когда фашисты стали бомбить станицу, маму ранило,  и после этого Анна Васильевна ее не видела.  Но маленького братишку постоянно держала на руках, ведь он был почти грудным. Ребенка надо было кормить, одевать… Чем, во что? А самой-то  -  5-6 лет от роду! Наша героиня вспоминает, как нашла рыбьи головы (есть такая рыбешка - камса) и, пожевав, кормила маленького брата. 

Так несправедливо и жестоко распорядилась судьба, когда их, братишку и сестренку, угнали в Белоруссию. Концентрационный лагерь… Голод… Старшие ребята часто отбирали у них  немудрую похлебку. Но им «повезло» в том, что они были слишком малы, чтобы использовать их труд. А самое главное – они остались живы!

Вскоре пришло освобождение.

onischenko_03

***

…Мама  нашла их с братом уже после войны, на Урале, куда детей распределили в один из детских домов. Врач, которая лечила братишку от чесотки, запомнила маленькую Аню Бровкину и со слезами на глазах рассказала маме, как мальчик заболел чесоткой, и его изолировали от других детей. Сестра же нарочно протерла до крови себе руки кирпичом (чтобы и у нее заподозрили ту же болезнь). Она надеялась на то, что ее тоже заберут в изолятор, поближе к Сереже. Так, твердо, с упорством маленькой женщины, сестра все время пыталась не расставаться с братишкой, защищая родную кровинку от всех.

Мама прожила трудную жизнь: ранение, тиф (спасибо,  добрым людям, которые ее выходили),  двое пропавших детей (слава богу, потом нашедшихся), трудовые будни, голод…

Это стихи об отце и матери - особая тема в поэзии Анны Васильевны.

 

ОТЦУ

Когда весенний вечер над Россией
Засветит в небе первую звезду,
Тропинкой, по которой в бой ходили,
Я в старый лес задумчиво войду.
Пусть в том лесу тебя уже не встретить
И не узнать мне, под какой сосной
Тебя война убила в сорок третьем,
Тогда навеки разлучив со мной.
Я только постою печально
Там, где тихонько шепчутся в ночи
Деревья, как живые обелиски,
О тех, кто столько лет уже молчит.
Я посижу у старой переправы,
Где грудь реки забинтовал туман,
Где ветер перелистывает травы,
Как выцветшие письма партизан.

 

Война забрала миллионы жизней, оставила много сирот, матерей без детей. Не щадила никого.

 

 ОРЛЯТА

Петь трубачам
И долгим быть разлукам.
Летят орлята, презирая страх.
И падают с коней, раскинув руки,
В задонских поседевших  ковылях.
Им для трудов и свадеб
Не воскреснуть.
Но время, восходящее зарей, 
Их  гордой жизнью писаную песню,
Как знамя поднимает над землёй.
 
 

***

Началась мирная трудовая жизнь, о которой мечтали все советские люди. Заново отстраивались дома. Стране нужен был хлеб.

СЕЛО ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Безбрежный край грозою опаленный
Две грозных сечи, два святых мгновенья
Их судьбы на бессмертье обрекли.
И хлеб растет, а не трава забвенья,
Где борозды, как шрамы, пролегли.
Здесь старым трактом, громыхая, тучи
Ползут как продовольственный обоз.
И, приближая день плодоношенья,
Живут сегодня в мире и тепле
Задумчивые русские селенья,
Взошедшие на горе и золе.


       Мама работала в полях, кормила людей на кухне.

ХЛЕБ

Хлеб лёгким не бывает.
Шло из века в век –
Кто лёгкий хлеб искал,
Пустой тот человек.
Он был всегда чужой,
Чужой среди своих,
Коль истины простой
О хлебе не постиг.
О том, что сладким хлеб
Бывает лишь тогда,
Когда в него ты вложишь
Хоть чуточку труда.

Брат (ему тогда было около шести лет) работал на быках – за трудодни. С гордостью он принес однажды домой маленький мешочек пшеницы.

ПАМЯТЬ О БРАТИШКЕ

Он спал на глиняной лежанке
В старой дедовой избе,
И снились ему послевоенные «фурманки»
С усталой парой «цоб-цобе».
Бывало, с места их не стронешь,
Быков бригадных, хоть убей!
А у ребят постарше - кони,
И, значит, больше трудодней.
Брат им завидовал немного,
Их пенсионным «скакунам»,
А наш учётчик одноногий
Всё обещал: «Каурых дам»!
Брат чуда ждал, но бычий норов
Уже извёл его в конец.
Шутили в поле комбайнеры:
«Включай им пятую, малец»!
А брат устало и степенно
Ворчал: «С тяглом у нас беда»,
Но горд и счастлив откровенно
Был в дни расчётные, когда
Наш кладовщик порой рассветной
Сгружал небрежно у окна
Его самый тощий, неприметный
Оклунок спелого зерна.

***

Наступили 50-ые годы. Страна все еще оживала и стряхивала порох после войны.

Семья Бровкиных завербовалась во Владивосток. А Аня поехала в тайгу, туда, где много позже пройдет главная улица Комсомольска-на-Амуре. Так, с 16-ти лет начался ее трудовая жизнь в бригаде первопроходцев. А еще работала в конном обозе, лечила лошадей, стала лихой наездницей.

С волнением и радостью вспоминает Анна Васильевна то время. Конечно, было очень трудно: мороз – 50 градусов, холодные палатки,   огромный лес, который надо было валить и тут же очищать стволы от ветвей. Сразу строились бараки.

…Была первая любовь, друзья, вместе с которыми праздновалась небогатая свадьба в одной из комнат барака, скромная мебель в подарок – два стула, кровать, стол.

…Больше всего скучает Анна Васильевна по человеческим отношениям, по дружному коллективу. Всегда помнит, как неизменно старались приходить на помощь тем, кому она была нужна.

Вот, добывая твердые мозоли
И серебро нежданной седины,
По-прежнему неистово, до боли
Порывам нашей юности верны.
Старея от потерь и ожиданий,
Всем сердцем ненавидя и любя,
До самого последнего дыханья
Мы ищем на земле самих себя.

НЕ ОПОЗДАТЬ

Все, что с опозданием, не в счет,
Радость, опоздавшая – не в радость,
Перезревший плод теряет сладость,
Друг, пришедший поздно, не спасет.
Дай мне, жизнь, способность обрести
Чей-то вовремя руки коснуться,
Вовремя кому-то улыбнуться,
Вовремя на выручку прийти.

***

Вскоре жизнь сложилась так, что вместе с мужем наша героиня приехала в Аксай. Но и здесь неуемный характер дал о себе знать.

Ею были пройдены курсы, затем - работа в «Райсельхозтехнике», где собирали доильные аппараты, а потом сами же и обучали доярок машинному доению. После полученной производственной травмы молодая девушка пошла работать в кафе «Весна».

Анна Васильевна смеется: «На самой легкой работе была – посудомойкой».

Вскоре устроилась на завод «Кардандеталь», где руководство, узнав о том, что она – агроном-селекционер, тут же разрешило обустроить теплицу. Анна Васильевна, передовик производства, выращивала огурцы и зелень на радость всем заводчанам. К празднику - да свежие овощи!

Всегда с трепетом относилась к рабочему труду.

 
УТРО РАБОЧЕЕ
 
Осенний день разбужен голосами,
И с грузом нерастраченных забот,
Расталкивая улицы плечами,
Спешит на смену заводской народ.
Монтажники, настройщики, поэты –
Великая и дружная семья . . .
Я с вами столько лет
Встречаю рассветы,
Мои немногословные друзья.
Я счастлива, в тревогах и успехах
И боль и радость с вами разделю.
Вам по плечу планета,
День будничный и дальние века.
Спасибо вам, люди, за романтику,
Испытанную мужеством станка.
 

***

 Анна Васильевна старается «лечить» свои душевные и физические травмы трудом. Там и песня помогает. А дальше и стихотворение рождается.

Отношение к родной земле, дому у Анны Васильевны всегда было трепетное. Много стихотворений посвящено святым местам.

 

СТЕПЬ

 

Здравствуй, степь, моя золотопряха,

Песня колыбельная моя.

Где б я ни была.

Я чувствую твой запах.

Хлебный запах жёлтого жнивья.

Чтоб стоил мир без этой сини,

Без твоей неброской красоты?

Степь моя, кормилица России,

Море необъятной широты.

 

ПАМЯТЬ

 

В родном краю, где желтые покосы

Струятся вдоль окошек и плетней,

Есть хуторок с завалинками в росах

Давным-давно забывший обо мне.

Что обо мне печется чья-то память,

Надежду эту в сердце берегу,

Но, даже трижды позабыта вами,

Вас, земляки, забыть я не могу.

Мне ваши окна в час ненастный светят,

Их свет  в пути подобен маяку.

Я перед вами навсегда в ответе

За каждый день, за каждую строку,

За всё, что не смогла и не осилила

В ответе перед доброю землей,

Где начиналась для меня Россия

Проселочной бесхитростной тропой.

 

СТАРЫЙ ДОМ

 

 

Наш сельский домик горемычно пуст.

Ослепли окна постаревшей хаты.

Лишь у калитки стынет снежный куст.

Устало ветки утопив в закате.

Как в сон тревожный,

В сумрак окунусь,

Пытаясь горький миг переиначить,

И буду ждать, и снова не дождусь

Прижмусь к стене холодной и заплачу.

Уже не искупить мне всех обид,

Уже не расплатиться мне с долгами . . .

А мама с фотографии глядит

Безжалостно влюблёнными глазами.

 

 

Удивительно, но специального гуманитарного образования у Анны Васильевны нет. К литературе особенного влечения не было. И к своему таланту Анна Васильевна относится без   восхищения, а как к дару. «Просто работаю в саду ли, дома,  а стихи сами на ум идут», - признается она.

Конечно, природа родного края и вообще всей земли не оставляет Анну Васильевну равнодушной. Она умеет найти красоту и в «щедром ливне», и в «луговой травинке», и вот уже не солнечные лучи, а «солнечные  ресницы» дарят свет деревьям-великанам!

Наверно,  такие прекрасные сравнения, эпитеты для своих стихотворений характеризуют человека, который находится в душевной гармонии с собой.

 

ДЕРЕВЬЯ КАК ЛЮДИ

 

 

Вихрастые деревья-великаны,
Зеленые приюты певчих птиц,
Они в лесу рассвет встречают рано,
К ним ближе свет
От солнечных  ресниц.
На их стволах зарубки буйных молний,
Касаются их кроны облаков,
И тянутся натруженные корни
До самых животворных родников.
В нас тяга к высоте ещё издревле.
Но важно помнить:
В холоде ль, в тепле,
Тем выше поднимаются деревья,
Чем глубже их привязанность к земле.
 
 
 

 

БЕРЕГИТЕ  ПРИРОДУ!

 

Слушай природу утром, с зарёю:
Радостных птичек молчат голоса.
Слышится гул над старушкой Землёю,
Гибнет повсюду природа-краса!
Пресной воды стало мало.
Что же нас с вами ждёт впереди?
Это начало, лишь только начало!
Вдумайся в это, житель Земли.
Рыбы в морях теперь тоже мало,
В реках её почти нет.
Дичи в лесах практически не стало.
Запасы природы сходят на нет.
Разумно использовать – всем бы хватило
Тешиться жизнью, достатком, красой.
Сами погубим все в мире, что было,
Ждёт результат нас, поверьте, плохой.
И чтоб от скверны природу избавить,
Будущим внукам садите сады!
Фауну, флору, красу им оставить,
Но не пустыню, да горы золы.
Споры парламентов так надоели,
И не об этом сейчас будет речь.
Люди! Чтоб жалость к Земле вы имели!
Надо же как-то природу сберечь!
Ребёнок, подросток, фермер, землянин,
Просьбу большую я к вам отношу,
Гений, рабочий, учёный, крестьянин,
Нашу природу храните, прошу!
 

 

ЛИСТ

 

 

Казалось бы, зеленый лист,
Ну что в нем дивного такого?
Березовый или кленовый . . .
Откроет тайну красота
Лишь для внимательного глаза,
И в очертаниях листа
Все дерево узнаешь сразу.
Смотри и вглядывайся в мир,
Душой прекрасное объемля,
И вечное откроет миг,
А капля – отразит всю Землю.
 
 
СТОГА
 
 
Стога. Бежит в луга дорога,
Да что-то ищет ветер луговой.
Стога, они моя тревога.
Стога, вы будете мне сниться,
Вам не уйти из памяти моей.
О, как кричит, прощаясь с вами, птица
Перед дорогой дальнею своей.
Много у Анны Васильевны и философских стихов.

 

 

ДРУЗЬЯ И ВРАГИ

 

Мне дороги друзья, но и врагов,
Я полагаю, надобно ценить:
От друга узнаю, кто я такая,
А от врага – какой должна я быть.
 
 
ГРУСТЬ
 
 
А мне хотелось тихого покоя,
Домашности уютной и тепла. . .
Как быстро заросла разрыв-травою
Тропинка, по которой ты ушла.
И потому мне по ночам не спится.
Сморю на свет таких далёких звёзд.
Ты для меня – улетевшая птица.
Но разве птицы могут быть без гнезд?
 
 
 
ГЕНИАЛЬНОСТЬ ПРОСТОТЫ
 
Гениальность простоты
Открывается пред нами,
Постигается с годами
Назначенье красоты.
Той травинки луговой
Ювелирное творенье,
Невозможность повторенья
Облаков над  головой . . .
Счастья формула проста,
Но постичь её так сложно,
Манит призрак счастья ложный,
Затмевает суета.
Как цветиста эта речь!
От неё в душе я морщусь.
Мне бы слов хотелось проще,
Чтоб их помнить и беречь.
 

 

ПРЕДЧУВСТВИЕ

 

Тревожный свет веселья грустного
Коснулся глаз моих уже.
Необъяснимый дар предчувствия,
Зачем ты дан моей душе?
Еще не все у нас потеряно,
И грусть, и радость пополам,
А я шагаю неуверенно
Навстречу взглядам и словам.
А я не в силах сбросить робости,
Предвидя тайную беду,
Как будто бы по краю пропасти
К тебе, любимый мой, иду.
Иду сквозь смех веселья грустного
На свет твоих прощальных глаз.
Необъяснимый дар предчувствия,
Ну, обмани меня хоть раз!

 

ПОКАЯНИЕ

 

Пора призвать себя к ответу
За всё, что не смогла и не успела,
Пора в минуты покаянья
Спросить себя, смиряя пыл,
Была ли радость
Подаяньем или судьбой.
Не потому ль порою поздней
Устала я как никогда,
Зовут меня все чаще в гости
Мои ушедшие года.
Зовут туда,
Где было всех начал начало,
Ещё не ведая потерь
В моей душе рождалась память
Такая горькая теперь.
И всё ж, хоть поздно, но созрело
Зерно надежд, зерно забот,
И верить в завтрашний восход.
Пока не грянул час проститься
С землёй, открытой все ветрам  . . .
На волю выпустить синицу
И поклониться журавлям.
 
 
 

К ЕЁ СЫНОВЬЯМ

 

У моей доченьки противников нет
Ни на улице, ни в судьбе.
Если она кричит всему свету –
Это она о вас, не о себе.
Руки тонкие к небу возносит,
Жизнь и силы по капле губя,
Догорает, прощения просит –
Это она за вас, не за себя.
Но когда жизнь достигла предела
И душа отлетает во тьму,
Поле пройдено, сделано дело –
Вам решать : для чего и кому.
То ли мед, то ли горькая чаша,
То ли адский огонь, то ли храм  . . .
Всё, что было её – нынче ваше,
Всё теперь посвящается вам.

 

ОТКРЫТИЕ

 

Я каждое открытие люблю.

В час встречи у реки

Или в затишье дома. . .

Тревог немало выпало в судьбе,

Мели снега и ветры пели зычно.

И кончились открытия,

Остались просто-напросто привычки.

О, как мне стали  жизненно нужны

В часы неторопливого забвенья

Связующие нити новизны,

Спасительные капли изумленья.

Чтоб даже на излёте вешних лет

К последней тайне

Не сыскать отмычки.

Не спрашивай, люблю я или нет,

Я так боюсь ответить по привычке.

 

 

ПОХОД ВО ХРАМ

 

 

Люблю смотреть весёлыми глазами

От всех забот вдали

Туда, где за резными куполами

Лежит простор загадочной земли.

Такая даль мне в душу заглянула,

Такая ширь – не выстудить ветрам!

И не тогда ли сердце потянуло

Меня к дорогам и стихам?

Гляжу, как в детстве, в сини е пролёты:

Спасибо вам, бескрылые мосты,

За добрую иллюзию полёта

И солнечное чувство высоты.

 

 

МГНОВЕНЬЕ

 

 

Вот вдруг над сонным табуном

Сверхзвуковым промчалось время,

Задев чуть облако крылом . . .

Я не успею возвратиться

В мгновенье то издалека,

Где ветка клёна в дверь стучится

Как чья-то робкая рука.

 

 

ОСЕНЬ

 

 

Ветер тих, как вздох.

День так хорош, что лучше не бывает.

Вот незаметно набежали тучи,

А я опять застигнута врасплох.

«Я счастлива!» -

Кричу на все пространство,

А боль приходит с жутким постоянством

С той стороны, с которой и не ждешь.

 

 

СТАРОСТЬ

 

 

Под обвисшею крышей старость живет.

За немытыми окнами гаснет восход.

За молчащими стенами длинные дни.

Подойди, загляни, помоги!

За некрашеной рамой старость живет.

За немытыми окнами гаснет восход.

За немытыми стеклами гостя не ждут,

Но с какою надеждою к двери идут!

 

 

ЛИСТОПАД

 

 

Вот и к нам пришел листопад,

Потемнела вода в пруду.

Оборван метелью сад,

Отпели птицы в саду.

И холодный злой огонь

Все зеленое сжег дотла,

И упала дождинка в ладонь,

Как слеза земли, тяжела.

 

 

ВРЕМЯ

 

 

Я время тороплю, не жалея дней,

Не думая, что заплачу за это,

Скорей весна бы, а потом за ней

Быстрей бы, что ли, наступило лето.

А между тем, бегут себе года,

И вот зима завьюжила тревожно.

О, мудрость, ты являешься тогда,

Когда вернуть былое невозможно.

 

 

ОСЕНЬ

 

 

Роща притихла среди белых стволов.

Деревья, качавшие летом птенцов,

Тихо ушли в свои зимние мысли,

Грустно роняют

Последние листья.

 

 

ВОСПОМИНАНЬЕ

 

 

Кто счастлив, тот в пути не одинок,

Кто знал беду – не одинок подавно.

И если грусть моих коснулась строк,

Она чиста, как речка у Аксая.

Где бушевала не одна гроза,

И в каждом доме деревенек наших

Глядят со стен веселые глаза

Убитых или без вести пропавших.

 

 

КРАСОТА

 

 

В меня входила трудно красота,

И высота в меня входила трудно,

Еще меня пугала простота,

В которой красота жила подспудно.

Разруха, голод, холод, похоронки.

Но с горечью полынною во рту

Выхаживали люди, как ребенка,

Спасенную в сраженьях красоту.

За плугом, за станком, зимой и летом,

Отгородив от модной чепухи.

И с них писали лучшие портреты,

И им дарили лучшие стихи.

 

 

ПРОЩАЮСЬ

 

 

Прощаюсь,

Словно прикасаюсь к смерти.

Спасибо вам, что в счастье и в беде

Не за сто вёрст, и не за три столетья,

Не на чужой загадочной звезде,

Живете вы все рядом, в бесконечном

Круговороте туч и синевы . . .

И то, что нам здесь не просто встреча,

Об этом, к счастью, знаете все вы.

 

 

Анна Васильевна собирает различные газетные  выдержки о здоровом образе жизни. Есть у нее много книг с народными рецептами. И, конечно, она щедро делится с нами.

 

 

БУДЬТЕ ЗДОРОВЫ!

 

Я открою вам секрет:
Наша жизнь -  в движении
Это лучшее лекарство,
И не нужен вам рецепт.
Чтоб не прыгало давленье,
Был хорошим аппетит,
Приходило вдохновенье
И не мучил простатит,
Чтобы легкие свободно
Насыщали вашу кровь
Свежим чистым кислородом,
Вдохновляя на любовь,
Хорошо в погожий вечер
Прошагать часок пешком,
Расправляя спину, плечи,
И уснуть глубоким сном.
Быть здоровыми хотите?
На диване не лежите.
Каждый вечер перед сном
За здоровьем в путь пешком!
Для здоровья и порядка
Утром делайте зарядку,
Начиная новый день
За бортом оставьте лень!
 


Сколько же надо душевных сил, чтобы человек, переживший войну, лишения, концлагерь, возводивший Комсомольск-на-Амуре, перенесший и победивший многие болезни, отдавший все свои силы на благо людям и страны, остался неуспокоенным, влюбленным в жизнь.

«А теперь я - простая пенсионерка». С особой теплотой Анна Васильевна рассказывает о том, что посещает отделение дневного пребывания пенсионеров в г. Аксай и уже не представляет себе жизни без этих отзывчивых, внимательных людей, которые организовывают для таких, как она, досуг. Здесь встречаются  друзья, единомышленники,  которые за чашкой чая  вспоминают интересные моменты из своей жизни, делятся  советами и планами на будущее. 

Анна Васильевна, несомненно, талантливый человек, участница районного конкурса «Отечество мое – Аксайская земля», посвященного  85-летию Аксайского района в номинации «Литературное творчество»».

В конкурсе «Компьютерная грамотность для старшего поколения» Анна Васильевна заняла почетное 1 место. А как же! В наш стремительный век без компьютера трудно  обойтись.

«Здесь  у нас проявляются таланты, которые за нехваткой времени дремали».

 

  

ЛЮДИ

 

 
Люди! Яростно горим, но редко греем,
Как мы невнимательны к добру!
От любви к вам, люди, постарею
От людской нечуткости умру.
Там, у самого последнего причала,
Где, как слёзы, помыслы чисты,
Буду верит в светлое начало
И в победу вашей доброты.
Доброты, присущей человеку,
Доброты сердечного огня,
А которой держится от веку
Вся многострадальная земля.
 
СТАРИКИ
 
Со стариками чаще говорите,
Невнятность чувств своих
Им доверяйте,
Внимайте чуду их простых открытий,
И ради прошлого, и будущего ради.
Мы нынче отмахнёмся, не заметим,
Но день придёт – мы все-таки оценим
Прямую дальнозоркость поучений
И добрую назойливость советов.
 
УМЕНЬЕ
 
Я приобрела волшебное уменье:
Из хаоса, из тьмы, разъединенья
Творить – любовь, гармонию, покой.
И ясно мне теперь, кто я такая.
Неся живую воду мирозданью,
Незащищенная, но непобедимая,
Я становлюсь вам все необходимее.
 
 
     Не чужда поэзии Анны Васильевны Онищенко и тема любви.
 
 
  ГДЕ ТЫ?
 
Любимый мой, любимый мой,
Смотри, как тают облака!
Любимый, это мы с тобой,
Мы не растаяли пока.
Еще мы рядом вдаль идем,
Но все сильнее дуют ветры.
Любимый, мы еще вдвоем,
А сердце спрашивает: «Где ты?»
 
 РАЗЛУКА!
 
Куда уходишь в этот час, скажи,
От нежности моей неутоленной,
От этой песни, в сердце затаенной,
Что для тебя, единственной, сложу.
Смешное счастье безнадежно ждать,
Любить всю жизнь
Без слов и пересудов,
И каждый день
Встречать тебя как чудо,
Не ведая боязни потерять.
 
 ЛЮБОВЬ
 
Я о любви так долго не  писала,
Слов не было, а были только крылья!
Дорога, что смешала звезды с пылью,
Крыльцо твое  - заманчивый причал.
Не в том ли прелесть вся, что под луною
Никто из тех, кто верил и страдал,
Не объяснили нам, что же любовь такое,
И как сберечь, не подсказал.
 
ВСТРЕЧА
 
Миг встречи и разлуки век  . . .
Ты для меня, как ливень в мае.
Что ждет меня? Покой? Гроза?
Богатство или лихолетье?
Приемлю все, покуда светят
Мне на земле твои глаза,
Покуда с прошлым говорю я,
Все сберегу: и нежность к людям,
И гнев к врагам, и в битве честь.
 
        С 1971 года Анна Васильевна Онищенко живёт в г. Аксае.  Она воспитала  трех дочерей, всем дала высшее образование. Сейчас подрастают пять внуков, внучка, правнук и четыре правнучки!
       Наша героиня  любит жизнь. «И сад посадила, и детей вырастила, и дом построила», – говорит Анна Васильевна. 
 
СПАСИБО ЖИЗНЬ
 
Спасибо, жизнь за щедрые подарки,
За теплый луч и благодатный дождь,
И радуги заманчивую арку,
К которой  никогда не подойдешь.
За тёплый, по-июльски пряный вечер,
В лесу кукушки звонкой ворожбу,
За то, что жизнь мне подарила встречу,
Я с нетерпеньем повторенья жду.
За тень лесов, бескрайние просторы,
Степной дороги вьющуюся нить,
Сиянье глаз, синеву которых
Я только с небом могу сравнить.
Спасибо, жизнь, за все подарки эти,
За снег в полях, за урожайный год,
За то, что нелегко на этом свете
Моя любовь к тебе огромная живёт.
 
ЖИВИ
 
Вот солнце краешком вдали
На белой вспыхнуло полоске,
А на лугу: «Жи-ви, жи-ви» -
Поёт коса в руках подростка.
С рожденьем дня, в другом краю
Поднялись в бой за Оршу роты.
За жизнь твою и за мою
Шли в полный рост бойцы на доты.
В тот день и час, когда коса
«Жи-ви, жи-ви» мне тонко пела,
Упал отец, закрыв глаза,
И кровь его в траве алела.
И каждый раз, когда трава
Под звон косы в прокос ложится,
Отцовский голос и слова:
«Жи-ви, жи-ви» я сердцем слышу.
 
 
       Анна Васильевна – благодарный человек, который ценит каждую минуту общения,   продолжает творить красоту, добро, с удовольствием делится своим теплом с другими.
         Мы верим в то, что такое отношение к людям, жизни и труду найдет отражение в новых стихах Анны Васильевны.
 
Материал подготовлен Ниязян Ж.В.,
Комогоровой Е.М.