• 008.jpg
  • 012.jpg
  • 027.jpg
  • 029.jpg
  • 007.jpg
  • 020.jpg
  • 005.jpg
  • 041.jpg
  • 033.jpg
  • 036.jpg
  • 014.jpg
  • 017.jpg
  • 032.jpg
  • 042.jpg
  • 003.jpg
  • 019.jpg
  • 018.jpg
  • 034.jpg
  • 028.jpg
  • 045.jpg
  • 038.jpg
  • 001.jpg
  • 040.jpg
  • 044.jpg
  • 043.jpg
  • 009.jpg
  • 006.jpg
  • 016.jpg
  • 035.jpg
  • 010.jpg
  • 002.jpg
  • 015.jpg
  • 037.JPG
  • 013.jpg
  • 004.jpg
Логотип

Поиск

Контакты

5

 

У донских казаков была чёткая система территориально-административного деления и управления. Станичные казаки составляли войско или полк.

Во главе станиц стоял войсковой или полковой командир, от которого зависела казачья старшина. Управляющим казачьего поселения являлся атаман, которому подчинялись окружённые силы — выборные и исполнительные власти. Он был высшим судьёй и верховенствовал над войском, стоял во главе казачьего круга и принимал судебные решения, опираясь на Войсковое право — средство урегулирования отношений в казачьей среде. Постепенно нормы права дополнялись. Обычно, принятое решение запоминалось и применялось в похожих ситуациях. Когда экзекуция была определена, приговор немедленно приводился в исполнение.

Мелкие повинности находились в ведении Суда чести. В его состав входили исключительно полноправные казаки, избираемые при помощи жребия. Каждый из членов Суда мог гласно определять способ наказания для провинившегося товарища. Решение Суда чести считалось действительным, если оно было принято в присутствии священника и одобрено Советом стариков. Когда мера воздействия была определена, судебный орган расформировывался. Руководить процессами вынесения приговоров атаману помогали должностные лица. Военный писарь доносил до осуждённых информацию о решении атамана. Есаул отвечал за исполнение приговоров, преследовал разбойников и грабителей.

Одним из самых страшных видов казни считалось закапывание живого человека. Оно применялось, если казак убивал товарища. Живого преступника вместе с жертвой клали в гроб и засыпали землёй. Бывали и исключения. Если убийство совершил храбрый воин, авторитетный в станице человек, то погребение заменяли штрафом. Если казак заставал жену с «блудодейником», супруга должна была зимой искупаться на аркане в проруби. Неверной могли связать руки и ноги, насыпать песка за пазуху, привязать к ней камень и топить в воде. Ярые казаки отсекали жене голову шашкой. Бывали случаи, когда женщине вырезали ремни на спине с помощью холодного оружия.

Впоследствии рана или заживала, или мучила умирающую. Но не все казаки грубо расправлялись с жёнами. Представители задонской станицы Черкасского округа выбирали менее зверские наказания. Неверную связывали за руки с любовником и водили по станице с барабанным боем. Чтобы опозорить казачку, её нередко раздевали практически догола.

Изощрённая экзекуция касалась турок. Неудачные набеги казаков для многих увенчались пленом. Разожжённая ненависть провоцировала казаков на многочисленные нападения, ограбления и убийства. В качестве доказательства своего пребывания на турецких берегах казаки часто брали в плен турецких девушек. Привозили их в станицу, показывали живые трофеи старшинам. После показательных выступлений пленных турчанок отправляли работать прислугой. Бывало, что турчанок продавали на рынках. Азартные жители станиц часто проигрывали женщин в играх. В летописях казачества подтверждено, что за один поход в родные степи забирали по тысяче-две турчанок и персиянок. В результате этого происходило кровосмешение. В казачьей степи не было редкостью увидеть темноволосого, чуть косоглазого ребёнка с горбатым носом.

Жестокой экзекуции подвергались воры, решившие „надуть“ своих и скрыть содеянное. Уличенного в воровстве казака приводили на площадь, привязывали к столбу и оставляли минимум на три дня, пока он не заплатит за украденную вещь. Случалось, и такое, что уже через день казака забивали до смерти. За многократное воровство могли повесить или посадить на железный крюк. В казачьей среде применялись разные виды экзекуции для поддержания дисциплины. Считалось, что телесные наказания являются профилактической мерой. Обычай самосуда применяется у казаков преимущественно по отношению к ворам и конокрадам. Самосуды производятся или самими потерпевшими лицами, или членами их общины. Расправы эти бывают необыкновенно суровы.

 

1b099bad36cad877bfa0ac5f750b09c2

 

Обычай „объявлять “виновных в прелюбодеянии посредством обмазывания хаты дегтем и грязью, посредством выбивания стекол в окнах или отрезания хвостов у волов, коров и коней или вытрясывания на улицу пуха из перины и т. п., сохранился и по сей день в полной мере. Все это делают и вообще из желания мести, „чтобы причинить врагу своему неприятность “. Еще в 1881 году в ст. Малодельской, вымазали у двух почтенных жителей совершенно новые ворота дегтем, а из ст. Старочеркасской сообщали еще в 1882 г. следующее: „молодой человек гулял на одной вечернике вместе с девушкой, за которой он ухаживал; ушли они вместе, а на другой день в ливаде, чрез которую они проходили, нашли на дереве изорванную юбку девушки “, „месть ли это или грубая насмешка “осталось неизвестным. Желал опозорить девушку, казаки обрезают ей косу. Так одна девица просватана была родителями против её собственного желания. Она поплакала и согласилась подчиниться воле родительской. Но прежний её возлюбленный, рассердившись, задумал обесчестить ее и тем отомстить ей. В то время, когда жених и невеста введены были в церковь и уже начался обряд венчания, казак осторожно пробрался к невесте и мгновенно острым ножом отрезал у ней косу. Сваха хотя и ударила всею силою руки наотмашь, но было уже поздно. Сумасброда этого за волосы выволокли казаки из церкви и тут с общего совета, „со своего суда“ избили его до полусмерти. Тем дело и кончилось. 

Нравственность казаков в стародавние времена представляла, как пишет историк В. Д. Сухорукое "смесь добродетелей и пороков, свойственных людям, которые жили войною …" (Сухоруков В. Д. Историческое описание земли Войска Донского. Новочеркасск, 1903. С. 70).

Материал подготовила
научный сотрудник
ГБУК РО «Старочеркасский музей-заповедник»

Фурсина Надежда Олеговна